Трилогия родные и знакомые

Бредель - это Что такое Бредель?

Кроме этой книги, Бредель продолжает создание задуманной еще до войны трилогии «Родные и знакомые», первая часть которой—«Отцы» — вышла. Трилогия «Родные и знакомые» писалась с по г. Она состоит из романов «Отцы» (напечатан в г.), «Сыновья» () и. Роман-трилогия «Родные и знакомые» построен в виде семейной хроники рабочей семьи Хардекопф-Брентен и круга их родных и знакомых. Впервые .

Но все это были буржуазные семьи. Бредель прослеживает судьбу рабочей семьи Хар-декопфов.

Без судьбы (фильм)

Он описывает их горести и радости, рисует бытовые картины, создает живые, запоминающиеся образы. В то же время трилогия является как бы отражением судеб рабочего движения в Германии. Это честный и искренний человек, горячий приверженец партии социал-демократов.

Он вступил в партию в эпоху Бебеля, когда она действительно отстаивала интересы рабочих. Хардекопф долго не замечает сдвигов и изменений, происшедших в партии.

Без судьбы (фильм) — Википедия

Он с детства привык к дисциплине, определенным правилам и авторитетам и безоговорочно принимает все действия социал-демократов. От Хардекопфа ускользнуло постепенное перерождение партии. Основателем одного ив таких Ферейнов был Хардекопф. Первоначально ферейн ставил перед собой большие задачи, стремился сохранить боевой дух партии, но затем постепенно стал сдавать свои позиции, вместо политической работы стал заниматься бытовыми делами и организацией развлечений.

Вопросы об устройстве пикников, о размерах рождественской елки заменили политическую работу, а дисциплинированный Иоганн думал, что так и следует. Настоящая трагедия наступила для него, когда фракция социал-демократов проголосовала в г. Только тогда прозрел старый Хардекопф. Он тоже социал-демократ, но это человек колеблющийся, неустойчивый во всем — в морали и в политике. Это тоже характерная фигура для некоторой части немецких социал-демократов. Для верхушки социал-демократической партии типичен образ Луи Шенгузена.

Это — карьерист, думающий лишь о собственном благополучии. В последующих частях трилогии Бредель покажет окончательное падение Шенгузена, воплотив в нем черты Носке, Шейдемана и других предателей немецкого рабочего класса. Сыновья Итак, в первой части своей трилогии Бредель не только рисует повседневную жизнь немецких рабочих, но и показывает постепенное разложение партии социал-демократов.

Мы видим окончательное превращение Шенгузена в предателя рабочего класса. Таков молодой офицер Гейнц Венер, человек без каких-либо внутренних устоев, ради собственного благополучия готовый на любое преступление. Своеобразно развивается дальше образ социал-демократа Карла Бревтена. Карл Брентен уходит из партии социал-демократов. Позднее Бредель приводит его к коммунистам. Вначале это молодой человек, протестующий против всего, что ему кажется отжившим и фальшивым, выражающий свой протест в причудливой и наивной форме.

Вальтер рано становится самостоятельным, поступив на кораблестроительные верфи. Там он встречается с молодым рабочим Эрнстом Тиммом, который вовлекает его в партийную работу. Это она вместе с рабочими-активистами дает отпор готовящемуся контрреволюционному путчу, это ее всячески преследует окопавшийся в правительстве Веймарской республики Шенгузен. Группа Тимма возглавляет передовую молодежь, и под ее руководством Вальтер превращается в подлинного революционера.

Он попадает в тюрьму за пропаганду среди полицейского аппарата. Прослеживая судьбу следующего поколения, Бредель показывает образование партии нового типа, партии коммунистической, которая одна станет по-настоящему защищать интересы трудящихся. Рассказывая историю внуков Хардекопфа — Вальтера, Герберта й других, Бредель широко раскрывает картины европейской действительности 30—х годов. Одним из главных героев является Вальтер Брентен, теперь стойкий коммунист, деятель одной из подпольных ячеек.

Бежав из тюрьмы, он попадает в Чехословакию, оттуда его направляют на партийную работу в Испанию; побывав в Советском Союзе, он вновь возвращается в Германию уже после войны, повторяя судьбу самого Бределя.

Вилли (1901—64) немецкий писатель, роман "Испытание", трилогии "Родные и знакомые» и «Новая глава»

Прослеживая путь Вальтера, мы видны и чудесную Прагу, и пестрые сцены эмигрантской жизни, и описание боев в Испании, и Москву, и начало второй мировой войны, а затем крушение гитлеровской армии.

Многое показано несколько бегло. Слишком эпизодичны образы русских, с которыми встречается Вальтер. Неубедительно дан переход к коммунизму Карла Брентена — логика образа не оправдывает этого перехода. Гораздо убедительней и ярче образы фашистских главарей.

Бредель умело изображает различные слои общества, поддерживавшие фашизм, а также и борцов против фашизма. Интересен образ Герберта Хардекопфа. Герберт, наблюдая жестокость немецких офицеров на Восточном фронте, не выдержал этого и перешел к русским партизанам; став коммунистом, он возвращается в Германию уже после окончания войны. В романе большое место уделено образу Фриды Брентен, жены Карла Брентена, замученного в фашистских застенках. Фрида, ее квартирант Армбруст, который в конце романа сам становится коммунистом, рабочий Крюгер и его жена — все эти маленькие, незаметные люди представляют собой немецкий народ и вносят свой вклад в дело борьбы с фашизмом.

Это немецкий народ, тяжелыми страданиями искупающий свою невольную вину перед человечеством, но все же выходящий на прямую дорогу, указанную компартией. Таким образом, все романы Бределя, какие бы мрачные картины они ни рисовали, в конечном счете оптимистичны; их, несомненно, можно отнести к произведениям социалистического реализма.

Автор ясно видит цели и перспективы поступательного движения человечества. В небольшой деревушке Брухштедт в Тюрингии произошло наводнение. Такие наводнения случались и прежде, но пострадавших всегда предоставляли их собственной участи. Теперь же правительство организовало и прислало из других городов бригады помощи.

Бредель, Вилли — Википедия

Эта товарищеская солидарность становится символом новой жизни; она производит глубокое впечатление на крестьян, привыкших к суровому индивидуализму, ни от кого не ждущих помощи. Бредель был избран в Немецкую Академию искусств и получил национальную премию.

В приветствии ЦК СЕПГ ко дню пятидесятилетия Бределя говорилось, что он показал, какие огромные творческие силы живут в трудовом народе. По дорогам тянутся толпы беженцев, в городе голод, разруха, разбомбленные здания. Три поколения — три огромных полотна: Своеобразно искусство Бределя, умеющего передать дух эпохи, содержание ее конфликтов через изменения в характерах действующих лиц.

Противопоставление людей, преданных делу пролетариата, нерешительным обывателям, людям половинчатым, над которыми тяготеет нацистская демагогия, отщепенцам и выродкам в нацистской форме и их пособникам, возникает само собой из фактов и событий, поступков и характеров, запоминающихся читателю благодаря мастерству, с которым эти факты и характеры изображены.

Идейное богатство эпопеи Бределя подчинено четко проводимой им мысли о том, что будущее Германии принадлежит немецким трудящимся и их авангарду, что именно они при поддержке верных и надежных друзей, трудящихся всего мира и в первую очередь Советского Союза, смогут заново начать историю своей родины.

Не все удалось в этой эпопее. Писатель сознавал это и настойчиво переделывал многие ее главы. Но несмотря на те или иные недостатки трилогии, в целом она — выдающееся - произведение литературы социалистического реализма, написанное в традиции больших горьковских полотен или полотен Нексе.

Бредель любил рассказывать о том, как он помогал строить новую жизнь на родной земле, о том, как в старом университете города Ростока студенты и профессора встретили ректора-коммуниста Бределя, о том, как содействовало ему командование в трудах, по восстановлению нормальной жизни университета. Увлеченный своей деятельностью — прежде всего строительством основ, социалистического общества Бредель сумел собрать колоссальный жизненный материал, изобразить десятки людей, немцев и русских, одушевленных общей целью, узнающих друг друга и самих себя по-новому в условиях мирной, созидательной работы.

Следует подчеркнуть победой интернационалистский дух этой книги, стремление ее автора привить немецкому читателю. Бредель был неутомимым искателем нового и в области тематики, и в области жанра. Его наследие составляет весьма заметный вклад в историю немецкого романа нашего столетия и особенно в историю романа.