Зрелая англичанка знакомится с юношей в греции

Шарлотта Бронте. Шерли

Образование он получил прекрасное; еще юношей, в годы, .. бы то ни было ; правда, у нее была возможность ближе познакомиться со мной. .. ласковее со своей молоденькой родственницей-англичанкой; если же ее пылкая юность придерживалась тех же взглядов, что и холодный зрелый возраст. 99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит, или Повесть о Мужчина (здесь всюду подразумевается зрелая личность) ищет; женщина В Древней Греции собаки не допускались в афинский акрополь. Именно поэтому девушки так любят парней с собакой — типа, раз от. А вот недалеко за столиком еще одна дама-англичанка. .. Ребенка, подростка. юноши. .. тинда – мелочь пузатая, двух килограмм нет еще, а уже зрелая нерестянка. .. А суки эти в Грецию его забрали.. виллу там снимают, бл. . В дороге Алексей знакомится с девушкой из России.

Он подошел к невысокому домику, белевшему даже в густом мраке, и постучал в дверь; ему отворила румяная служанка; свеча, которую она держала в руке, осветила тесный коридор и узкую лестницу. Две двери, обитые темно-красным сукном, и красная ковровая дорожка на лестнице приятно оттеняли окрашенные в светлый тон стены и белизну пола; все здесь дышало свежестью и чистотой. А где же он? Одна из дверей приотворилась, и женский голос спросил: И в дверях показалась женская головка.

Возможно, то не была головка богини - этого нельзя было предположить хотя бы из-за папильоток над висками, но и головой Горгоны ее нельзя было бы назвать; однако, Мелоун, очевидно, увидел в ней нечто устрашающее. При виде этой особы наш великан пугливо отпрянул и, пробормотав: Рабочий день уже окончился, люди разошлись, машины бездействовали; дверь была заперта.

Мелоун обошел вокруг здания; на длинном закоптелом фасаде он высмотрел щелочку света и забарабанил в одну из дверей. Щелкнул ключ, и дверь отворилась. Ну как с фургонами? Меня послал к вам мистер Хелстоун. Мгновение спустя хозяин дома вымолвил учтиво, хотя и несколько суховато: Мистер Хелстоун напрасно побеспокоил вас, я говорил ему, что в этом нет никакой надобности Мелоун прошел за хозяином через темное помещение, в котором ничего нельзя было разглядеть, в ярко освещенную, просторную комнату.

В особенности светлой и веселой показалась она путнику, чьи глаза только что целый час напряженно всматривались в густой мрак ненастной ночи.

Впрочем, только яркий огонь в камине да изящная лампа, разливавшая теплое сияние над столом, придавали некоторый уют этой совсем простой комнате. На дощатом полу не было ковра; три-четыре жестких стула, выкрашенные зеленой краской, словно перенесенные из фермерской кухни, конторка солидного, делового вида, упомянутый уже стол; на стенах, выкрашенных в серый цвет, чертежи строений и машин, планы разбивки садов - вот и вся обстановка.

Но какой бы ни была комната, она, очевидно, пришлась Мелоуну по вкусу. Сняв мокрый сюртук и шляпу, он пододвинул к камину один из неуклюжих стульев, уселся и протянул ноги к раскаленной докрасна каминной решетке. Дамам лучше не мешать. Я ведь не дамский угодник. Не путаете ли вы меня, чего доброго, с моим другом Суитингом? Тот, что в коричневом сюртуке, или другой, такой маленький? Но почему вы так думаете? Однако надеяться ему не на что, как по-вашему? Вопрос этот привел Мелоуна в неописуемый восторг; минуты через три, насмеявшись вволю, он ответил: У нашего Дэвида есть арфа или флейта, - впрочем, это все равно; у него есть часы накладного золота, такое же кольцо и такой же лорнет; вот и все, что есть у Суитинга.

Не забуду спросить у него об этом при первой же встрече. Уж и подразню я его за самоуверенность! Но, вероятно, он рассчитывает, что Кристофер Сайкс даст за дочерью хорошее приданое? Он как будто богат? У них такой большой дом. Для него сейчас изъять деньги из оборота, чтобы дать их в приданое за дочерьми, так же безрассудно, как мне, скажем, снести свой домик и возвести на его развалинах величественное здание вроде Филдхеда. Здешние жители способны на любую выдумку. Ну-с, докладывайте, кто же ваша избранница?

Дора небось, - сами же сказали, что она красивее. В окрестностях, кажется, нет ни одной невесты, которую бы мне не сватали: А теперь вы хотите обременить меня целым выводком девиц Сайкс. Откуда берутся эти толки - один Бог ведает. Я нигде не бываю, избегаю общества женщин столь же старательно, как и вы, мистер Мелоун; в Уинбери я езжу только за тем, чтобы повидать Сайкса или Пирсона в их конторе, и говорим мы вовсе не о женитьбе, ибо головы наши полны забот, весьма далеких от сватовства и приданого.

Сукно, которое некуда сбывать, рабочие руки, которые нечем занять, фабрики, которые приходится закрывать, неблагоприятное для нас стечение обстоятельств, которые мы бессильны изменить, - вот что действительно волнует нас Где уж тут заниматься такими пустяками, как ухаживание за девушками. Ничто так не противно мне, как брак; я подразумеваю пошлый, вульгарный брак, - брак только по сердечной склонности; двое нищих вступают в союз, скрепленный нелепыми узами любви, - какая чушь!

Но выгодная партия, основанная на взаимном интересе и общности взглядов, - дело не плохое, как по-вашему? Некоторое время Мур сидел молча, с озабоченным видом глядя на пламя камина; вдруг он повернул голову и насторожился. Встав с места, он подошел к окну, отворил его, прислушался и опять закрыл. Мне показалось, - заметил. Я ожидал фургоны к шести часам; теперь же скоро девять.

Моя фабрика - это моя крепость. Угроза со стороны Стилбро. Разница только в одном: Взять хотя бы того же Сайкса: Нет, я не таков. Все эти Приказы разоряют меня; они создают препятствия на моем пути, не дают мне развернуть дело, разбивают все мои планы. Богат товаром, которому нет сбыта; загляните ко мне на склад, вы увидите, что он доверху завален грудами сукон.

Рокс и Пирсон в таком же положении; Приказы Совета лишили нас нашего главного рынка - Америки. У Мелоуна, казалось, не было охоты поддерживать такого рода беседу: Как будто в жизни и делать больше нечего, кроме как ухаживать за молодой девицей, потом повести ее к алтарю, совершить с ней свадебное путешествие и круг положенных визитов, а затем, очевидно, "плодиться и размножаться" Oh, que le diable emporte.

Он как-то сразу оборвал свою пылкую речь, затем добавил более спокойным тоном: Да что нам до них, - отозвался Мелоун. Он засвистел и огляделся вокруг, проявляя признаки нетерпения.

На этот раз намек был понят хозяином. Простите, что я столь негостеприимен. Но по выражению его лица Мур понял, что угадал. Он поднялся и открыл шкаф. Я часто провожу здесь вечер, ужинаю в одиночестве и ночую с Джо Скоттом на фабрике. Иногда я заменяю ночного сторожа: Скажите, мистер Мелоун, сумеете ли вы поджарить баранью котлету?

Вы знаете, их надо быстро переворачивать, тогда мясо останется сочным. Дайте мне, пожалуйста, нож с вилкой. Священник загнул манжеты и с усердием принялся за. Хозяин поставил на стол тарелки, хлеб, бутылку с темной жидкостью и два бокала, затем достал из своего битком набитого тайничка небольшой медный котелок, налил в него воды из глиняного кувшина, стоявшего в углу, поставил на огонь возле шипящего рашпера, вынул лимоны, сахар, небольшую пуншевую чашу и принялся варить пунш.

Стук в дверь отвлек его от этого занятия. Передайте хозяйке, чтобы ложилась спать, и запирайте дверь. Он снова подошел к камину. Лицо его покраснело под стать горячим уголькам, над которыми он склонился, усердно переворачивая котлеты. Ну, а мы с вами, Мур, - нате вот эту котлетку, она сочная и хорошо подрумянилась, - мы, конечно, не допустим, чтобы жены верховодили нами. Я как-то об этом и не думал; впрочем, если жена будет миловидной и сговорчивой, то пускай себе!

Надо будет попотчевать Джо Скотта и остальных, если только они доставят мои станки в целости. За ужином Мелоун развеселился: Хозяин дома, напротив, сохранял невозмутимое спокойствие.

Пора, однако, дать тебе, читатель, некоторое представление о его внешности; пока он сидит, задумавшись, за столом, я попытаюсь набросать его портрет. На первый взгляд его облик может показаться несколько странным: Но и другие замечают это, только приглядевшись к нему, - тревожное и несколько угрюмое выражение портит это красивое лицо.

Большие серые глаза смотрят пристально и строго, скорее пытливо, чем ласково, скорее вдумчиво, чем приветливо. Когда он улыбается, лицо становится приятным, не то чтобы открытым или веселым, но оно подкупает вас своим мягким спокойствием и говорит - хотя, быть может, впечатление это обманчиво - о душе чуткой и нежной, о терпении, снисходительности, возможно, и о верности, - чертах характера, столь драгоценных в семейной жизни.

Он еще молод, - ему не более тридцати лет, - высок ростом и строен. Но говорит он неприятно: Дело в том, что Мур не чистокровный англичанин. Мать его была француженкой; он родился и провел детство в чужих краях. Полуфранцуз-полуангличанин, Мур отличался половинчатостью чувств во многом, например, в чувстве патриотизма; по-видимому, он был неспособен связать себя с какой-либо партией, с вероучением, сродниться с одной страной и ее обычаями; возможно, он был склонен держаться особняком в любой общественной среде, куда могла его забросить судьба, и полагал, что самое лучшее для него, Роберта Жерара Мура, ставить превыше всего свои собственные интересы, не принимая во внимание филантропические соображения блага общественного, ибо подобные соображения были ему совершенно чужды.

Наследственным призванием Мура была торговля. Антверпенские Жерары были коммерсантами на протяжении двух столетий; некогда они преуспевали, но неустойчивость и изменчивость политической обстановки и финансовые затруднения постепенно разоряли их; несколько неудачных торговых сделок подорвали их престиж; после этого торговый дом Жераров кое-как еще держался лет десять, но буря французской революции окончательно разорила. В своем крушении он увлек за собой английскую и йоркширскую фирмы Муров, тесно связанных с антверпенской фирмой; один из компаньонов, Роберт Мур, был женат на Гортензии Жерар; в свое время он рассчитывал, что супруга его унаследует в деле долю своего отца, Константина Жерара, но случилось так, что в наследство ей достались одни лишь долговые обязательства.

Говорили, что часть этого долга, - уменьшенного полюбовным соглашением с кредиторами, - перешла по наследству к ее сыну Роберту и что он надеялся когда-нибудь выплатить этот долг и восстановить торговый дом Жерара и Мура хотя бы в его былом величии. По-видимому, перенесенные испытания оставили глубокий след в его душе, и если в самом деле горестные впечатления детства, проведенного возле угрюмой матери, в предчувствии надвигающейся катастрофы, и юности, исковерканной и смятой разразившейся бурей, мучительно запечатлеваются в сознании человека, то в его памяти сохранялись отнюдь не лучезарные воспоминания.

Во всяком случае, если Мур и лелеял надежду восстановить торговую фирму Жераров, то у него не было ни средств, ни возможностей сделать это, и в ожидании лучших времен приходилось довольствоваться малым. Но по приезде в Йоркшир, где предки его владели складами в порту и фабриками в городе, имели там дом и поместье, он смог позволить себе только одно - арендовать суконную фабрику на окраине маленького городишки, поселиться в домике по соседству и присоединить к своим владениям несколько акров неудобной земли на склоне лощины, в которой шумел фабричный ручей; там можно было пасти лошадь и установить сушильни.

В те военные годы все было дорого, и он платил большую арендную плату опекунам наследницы имения Филдхед. К тому времени, о котором мы ведем свое повествование, Роберт Мур прожил в округе всего два года, но успел проявить себя человеком деятельным и энергичным.

Заброшенный домик он превратил в уютное приятное жилье, на клочке одичалой земли разбил сад и возделывал его с редкостным, истинно фламандским усердием и рвением. Фабрика же была старая, механизмы изношенные, устарелые, и Мур с самого начала отнесся к своему приобретению с нескрываемым презрением и недовольством; он решил в корне все здесь переделать и добивался всего, что могли позволить ему его скромные средства. Однако вести дело с размахом Мур не мог, и это угнетало его, всегда стремившегося.

Нельзя было и ожидать, чтобы Мур в подобном положении беспокоился о том, как бы интересы его карьеры не нанесли ущерба другим. Он не был здешним уроженцем или хотя бы старожилом и не жалел тех, кого своими нововведениями обрекал на нужду; он не задумывался над тем, где добудут кусок хлеба рабочие, лишенные заработка на его фабрике, но в своем равнодушии ничем не отличался от множества других предпринимателей, от которых голодавшие бедняки Йоркшира имели больше оснований требовать сочувствия.

Время, о котором я пишу, было одной из самых тяжелых эпох в истории Великобритании, в особенности для ее северных областей. Война была в разгаре, и в нее была ввергнута вся Европа. Затянувшиеся военные действия если и не окончательно истощили Англию, то в достаточной мере обессилили ее, народ устал и требовал мира на любых условиях.

В глазах многих людей такие понятия, как честь нации, утратили всякий смысл, потому что зрение их было притуплено голодом и за кусок хлеба они продали бы свое первородство. На мелких иностранных рынках, заваленных товарами, был полный застой; на складах Бразилии, Португалии, Королевства Обеих Сицилии скопилось товаров на два-три года. В это трудное время ткацкие фабрики на севере стали применять вновь изобретенные машины, вытеснявшие ручной труд; тысячи рабочих очутились на улице без заработка.

Вдобавок год выдался неурожайный. Бедствие достигло своего предела. Мера терпения исстрадавшегося народа была переполнена, вспыхивали бунты. Казалось, на севере, в гористых графствах, слышался смутный гул подземных ударов, предвещавший общественные потрясения. Но в те дни, как и всегда в подобных случаях, мало кто понимал всю серьезность положения. Вспыхивал ли голодный бунт, горела ли фабрика, подожженная бунтовщиками, подвергался ли разгрому дом фабриканта, когда его имущество выбрасывалось на улицу, а сам он ради спасения жизни бежал, забрав семью, - местные власти откликались на эти события неохотно, да и не всегда: А бедняки, единственным достоянием которых был труд, лишившись работы, а следовательно, заработка и куска хлеба, продолжали влачить жалкое существование; это было неизбежно: Войну тоже невозможно было прекратить, и облегчения ждать было неоткуда; обездоленным ничего другого не оставалось, как смириться со своей участью - испить до дна чашу горя.

Нужда порождает ненависть; обездоленные возненавидели машины, которые, как они думали, отняли у них хлеб; они возненавидели фабрики, где стояли эти машины; они возненавидели владельцев этих фабрик. В приходе Брайерфилд, о котором мы повествуем, предметом особой ненависти была фабрика Мура; самым ненавистным среди фабрикантов был Жерар Мур, полуиностранец и ярый сторонник прогресса.

И, пожалуй, ему, человеку своеобразного склада, даже нравилось возбуждать к себе всеобщую ненависть, в особенности если он верил, что дело, за которое его ненавидят, - правое дело и выгодно для него; вот и сегодня ночью он в возбужденном, даже воинственном настроении поджидал прибытия фургонов с машинами; возможно, и Мелоун был для него сегодня нежелательным гостем; любя мрачное безмолвие и уединение, - пусть даже не безопасное, - он охотнее провел бы этот вечер в одиночестве; его ружье с успехом заменило бы ему любое общество; журчанье полноводного ручья, доносившееся снизу, звучало для его слуха приятнее человеческого голоса.

С минуту он прислушивался, затем встал, надел шляпу и вышел из конторы. Вечер был темен, тих и недвижен; слышно было только, как стремительно мчится ручей, вздувшийся от дождя; в глубокой тишине казалось, что это большая река.

Однако слух Мура уловил в отдалении и другие звуки - прерывистый стук тяжелых колес по каменистой дороге. Он вернулся в контору, зажег фонарь и, подойдя к воротам фабричного двора, отпер. Мур крикнул в темноту: Ответа не последовало, но, быть может, Джо Скотт был еще далеко и не расслышал его голоса.

Кто-то спрыгнул с переднего фургона; чей-то голос громко крикнул: В темноте раздался быстро удаляющийся топот. Брошенные фургоны застыли на месте. Мур поднял свой фонарь: Мур дорожил этими машинами. На их покупку он истратил последние деньги. От них зависели важнейшие операции с сукнами; но где же машины?

В ушах у него звенели слова: Но как воспринял он известие о катастрофе? Свет фонаря падал на его лицо, и на нем, как ни странно, проступила улыбка - улыбка, которая появляется у человека волевого в те минуты, когда надо собрать все силы, призвать все свое мужество, чтобы выдержать испытание и не дать воле сломиться. С минуту он постоял на месте, раздумывая, что ему теперь делать, потом поставил фонарь на землю, скрестил руки на груди и задумчиво опустил. Одна из лошадей нетерпеливо била копытом.

Мур поднял глаза и заметил, что на упряжи что-то белеет; поднеся фонарь поближе, он увидел сложенный листок бумаги - записку; он развернул ее, адреса не было, но письмо начиналось обращением: Мы не будем приводить это послание в том виде, как оно было написано, со всеми его ошибками, но стояло там примерно следующее: Пусть это послужит тебе предостережением от голодных, которые, покончив с этим делом, вернутся домой, где их ждут такие же голодные жены и дети.

А если попробуешь завести новые машины или будешь стоять на своем, ты о нас еще услышишь. Да, я о вас услышу, но и вы обо мне услышите. Я сейчас же поговорю с. Вы еще обо мне услышите! Мур завел фургоны во двор и поспешил к домику; там он открыл дверь и торопливо, но спокойно сказал несколько слов двум женщинам, выбежавшим ему навстречу в прихожую. Одну из них, очень взволнованную, он постарался успокоить, осторожно рассказав ей о происшедшем, а другой приказал: Потом помогите мне зажечь все фонари".

Вернувшись к лошадям, Мур поспешно распряг их, завел в конюшню и задал им корму. По временам он останавливался, как бы прислушиваясь к ударам колокола, - не привычно размеренным, но громким и тревожным.

В ночной тишине далеко вокруг разносился его гул, необычный для столь позднего часа; посетители, сидевшие на кухне трактира, всполошились, услыхав. Едва эти люди со своими мигающими фонарями ввалились всей гурьбой во двор, как послышался цокот копыт, и сухопарый человечек в широкополой шляпе, сидя очень прямо на своей маленькой косматой лошадке, въехал вслед за ними бойкой рысцой в сопровождении "адъютанта" на коне покрупнее.

Тем временем Мур оседлал верховую лошадь и с помощью служанки Сары осветил всю фабрику. На дворе теперь стало светло, как днем, и можно было не опасаться никакой суматохи из-за темноты.

Вскоре со двора донесся неясный гул многих голосов. Из конторы вышел Мелоун, предварительно обдав голову и лицо холодной водой из кувшина, - эта благоразумная мера и внезапный испуг прояснили его мозг, слегка затуманенный щедрыми возлияниями. Он остановился на пороге конторы, отвечая наобум на вопросы, сыпавшиеся со всех сторон; шляпа его была сдвинута на затылок, в правом кулаке он сжимал палку.

Следом за ним вышел и Мур, к которому тотчас же направил свою лошадку человечек в широкополой шляпе. Я так и знал, что нынче ночью мы вам понадобимся, - мы с этим воякой, - он ласково потрепал лошадку по загривку, - да и Том на боевом коне.

Как услышал я звон, уж не мог усидеть на месте и оставил Болтби заканчивать свой ужин в одиночестве. Но где же враг? На вас нападали, или вы только ждете этого?

Никто не нападал, и ничего я не жду, - невозмутимо ответил Мур. Что же вам еще нужно? Хелстоун принялся внимательно изучать уже известный нам документ. Они попотчевали вас тем же, чем потчуют и других!

Однако пострадавшие, я полагаю, жаждут избавления. Пустошь - неподходящее место для ночевки в такое ненастье. Мы с Томом проводим вас, ну, а Мелоун пусть остается здесь охранять фабрику. Что это с ним? Глаза у него вот-вот выскочат из орбит. Питер Огест, будь осторожнее; не ешь больше отбивных. Тебе поручается этот дом.

Ну-с, друзья мои, кто из вас хочет остаться здесь, а кто не прочь отправиться со мной в Стилбро на помощь несчастным пострадавшим?

Всего трое вызвались идти; остальные предпочли остаться. Когда Мур садился на лошадь, мистер Хелстоун шепотом осведомился, не забыл ли он припрятать отбивные от Мелоуна. Мур утвердительно кивнул, и маленький отряд двинулся в путь. Я делаю это банальное замечание потому, что, как мне известно, и Хелстоун и Мур выехали из ворот фабричного двора во главе маленького отряда в наилучшем расположении духа.

Когда свет фонаря каждый из пешеходов нес по фонарю падал на смуглое лицо Мура, видно было, что оно дышит оживлением, что глаза его необычно блестят; да и суровые черты мистера Хелстоуна преобразились, озаренные ликованием.

Однако непогожая ночь и опасное предприятие не должны были бы веселить тех, кто мокнул под дождем и рисковал жизнью.

Если бы хоть один из участников нападения в Стилбро увидел этот отряд, он, конечно, не отказал бы себе в удовольствии пристрелить Мура или священника из-за угла; и те это знали, но опасность только воодушевляла их, ибо у людей этих были стальные нервы и закаленные сердца. Я и сама знаю, читатель, что священника как пастыря душ человеческих украшает не воинственность, а миролюбие; я помню, какова его миссия, чье слово он доносит до нас, по чьим стопам следует; и все же, если ты сам ненавидишь духовенство, не думай, что и я готова по твоему примеру вступить на безотрадный, печальный путь отступничества; не думай, что и я присоединю свой голос к твоим проклятиям, проклятиям, в сущности, мелким и огульным, или что я разделю твою лютую, но неразумную ненависть к духовным лицам; что я, подняв глаза и руки к небу вместе с Сапплхью или же крича во всю мощь своих легких вместе с Барраклу, примусь обличать и клеймить дьявольское отродье - священника Брайерфилда.

А ведь, в сущности, он был вовсе не дьяволом, а просто человеком, к несчастью, не понявшим своего призвания: Это был добросовестный, неподкупно честный, храбрый, крутой в обхождении, строгий человек трезвого и проницательного ума, с железным характером, лишенный чувства снисходительности к ближним, суровый, непреклонный в своих пристрастиях, но достойный, искренний и верный своим убеждениям.

Мне кажется, читатель, что люди не всегда созданы для своей профессии и иному профессия его не подходит, как платье, сшитое не по мерке, поэтому я и не собираюсь осуждать Хелстоуна, хоть он и отчаянный вояка по характеру; правда, многие из прихожан его ненавидели, зато другие души в нем не чаяли, как это всегда бывает с теми, кто слишком снисходителен к друзьям и нетерпим к врагам, кто непоколебимо верен своим убеждениям, так же как и своим предубеждениям.

Видя, как Мур и Хелстоун едут рядом, оба в отличном настроении, объединенные одной целью, можно было бы предположить, что они дружески беседуют. Этим двум желчным, суровым людям редко случалось встретиться без того, чтобы не поспорить. Нередко яблоком раздора им служила война. Он не мог отказать себе в удовольствии побесить Хелстоуна, высказывая уверенность в непобедимости Бонапарта, в бессилии Англии и всей Европы тягаться с ним, и заявил с полнейшим хладнокровием, что сопротивляться ему бесполезно и что вскоре он разделается с последним противником и станет безраздельным властителем мира.

Подобного рода суждения обычно выводили Хелстоуна из себя; но, вспоминая, что Мур чужеземец, выходец из другой страны, что в его жилах английская кровь испорчена инородной примесью, он крепился, сдерживая желание отколотить собеседника. Отчасти же его негодование умерялось и тем, что самоуверенный тон Мура и его постоянная желчность внушали ему известное уважение. Путники свернули на дорогу к Стилбро; и тут в лицо им ударил встречный ветер и захлестали струи дождя.

Мур, словно подстрекаемый колючим дождем и порывами ветра, пустился донимать своего собеседника пуще прежнего. Маршалы Бонапарта - великие полководцы, и ими руководит величайший гений; ваш Веллингтон ничем не примечательный, самый что ни на есть заурядный военный педант, а наше невежественное правительство на каждом шагу связывает его и без того медлительные действия.

Или их было больше? Или они оказались лучше снаряжены? Одним словом - были они могущественнее? Молчите, Мур, а не то вы солжете. Это была жалкая кучка измученных рабов; на протяжении четырех веков их угнетали тираны; часть этой и без того небольшой горстки составляли беспомощные женщины и дети, а грозные военачальники-эфиопы гнали войско египетское вслед за ними в расступившееся море, и эфиопы эти были сильны и свирепы, как ливийские львы; у них были колесницы и мечи, а бедные иудейские странники были пешими, большинству из них оружием служили пастушьи посохи да кирки каменотесов; их кроткий и великий вождь держал в руках только жезл; но вспомните, Роберт Мур, - их дело было правое; бог брани был на их стороне, а фараоновым воинством командовали греховность и падший ангел, - и кто восторжествовал?

Десница Господня прославилась силою; десница твоя, Господи, сразила врага. Франция - это Израиль, Наполеон - Моисей. Мур продолжал вполголоса, как бы рассуждая сам с собой: В Италии он был велик, как Моисей!

Только он и смог возродить народы. И почему страна, когда-то именовавшая себя республикой, снова впала чуть ли не в рабство. За это я презираю Францию! Если бы Англия продвинулась по пути цивилизации так же далеко, как Франция, она не повернула бы вспять столь постыдно! Целомудренные женщины чаще всего встречаются только в традиционных культурах Кавказ, Восток. Изредка раз примерно в полгода в метро доводится встречаться глазами с женщинами за 30, и это такие.

Словом, настоящее целомудрие подделать невозможно. В контексте всего сказанного могут заметить, что предложенный текст как минимум нецеломудрен — типа раскладывает всё по полочкам.

А вот тут-то вы и попались, Штирлиц. Мужчины с нормальными мозгами в своём большинстве умеют разложить объект по кусочкам, а потом снова их собрать и воспринимать в целости и сохранности. Излишний опыт не делает их нецеломудренными. На вершине своего развития мужской дух снова умеет быть целомудренным и воспринимать женщину в целом. Поэтому мужчину некоторый правильно усвоенный опыт только украшает и делает умудрённым жизнью, а вот женщину — разрушает.

Этот текст построен весьма своеобразным способом, так как ориентирован на самые различные категории читателей. Если вся эта конкретика представляется вам занудной и скучной, то смело переходите к 3 и другим частям. Там будет нечто совершенно другое. Только не нужно ругать меня за такую организацию материала, хорошо? Это сетература, она допускает некоторую эклектичность и неряшливость, она предполагает уклонения в сторону и некоторую размытость границ.

В отличие от обычной, сетевая литература может позволить себе, например, полемику с комментаторами. Именно здесь, в Инете, текст и его комму суть. Материально озабоченные, предельно точнее, беспредельно циничные дамы. Кроме того, дамы такого типа сразу же начинают вопрошать по делу: Здесь я всегда припускал небольшой театральный вздох, который обычно воспринимали неправильно. Всё никак его не поменяю — все деньги вкладываю в строительство коттеджа, да и привык к нему. Произнося таковые словеса, всегда следует добавлять к голосу особую, раскатистую нотку денежного достатка.

Тут в трубке обыкновенно слышался вздох протяжный и восторженный, от которого слушатель неизменно преисполнялся глубочайшим презрением. Но, памятуя совет нового моего знакомого — никогда не нужно копить отрицательные эмоции в себе, Кот со всевозможной интеллигентностью в голосе продолжал: И это, кстати, правда. Обожает сам институт брака, страстно мечтает выйти замуж.

Чаще всего прикрывает это тривиальнейшее по своей сути желание красивыми и убедительными формулировками, наподобие: Почти наверняка будет говорить что-нибудь о нежности и доверии. Грань, отделяющая эту страстную любительницу от нормальной, полноценной женщины, настолько тонка, что определить её оказывается практически невозможно.

Со своей стороны могу предложить следующий критерий: Равно как и на всякую другую тему. Нормальная женщина всегда естественна. Скорее всего, нежность и доверие — и впрямь неплохие вещи, но торжественные интонации, с которыми всё это произносится, не могут не насторожить здравомыслящего человека.

Вообще-то выйти замуж хотят решительно все женщины зачастую даже замужниев особенности же те, кто на словах яростно это отрицает. Нет, не так — в обратной последовательности. Здесь роль мужчины как личности низводится до нуля. Но какого хрена портить жизнь ни в чём не повинному индивиду? Может, более подходящего поискать?

Когда любят — то любят индивидуальность, а не функциональный объект. Итак, следует пытаться найти даму, которая будет любить нас самих, а не институт семьи. Так что женское стремление заиметь семью почти всегда оказывается лежащим в основе её отношения к нам, и тут уж ничего не поделаешь. Женщины таковы, каковы они есть; иных у нас в наличии нет, и никогда не. Тогда что же делать? По крайней мере, найти женщину, с которой можно ужиться.

Логично, чтобы девушке нравилось именно это, а не что-либо другое. Согласитесь, если дивчина терпеть не может волноваться, когда он рискует разбиться где-то в овраге, и по возвращении костерит невинного хлопца нехорошими словами, то, наверное, ей лучше поискать себе другого — более домовитого.

Знакомства через инет. Как не попасть впросак? - О жизни - RSDN

На меньшее никак был я не согласен. А ежели Та Самая не найдётся, то твёрдо для себя порешил в этом случае оставаться закоренелым холостяком, и довольствоваться более-менее продолжительными романами да случайными связями. А кто не спрятался, я не виноват. Её доходы более чем в 3 раза выше моих собственных. Платить за обоих ведь всё равно не смогу, за её счёт кормиться почему-то не хочется, а проводить уик-энд порознь — что это окажется за роман?

А как прикажете проводить отпуск? Ехать на Канары за её счёт? И как она со временем начнёт тогда на меня смотреть? Или я — от патологической нелюбви к зарабатыванию больших денег, либо она от высокого качества жизни и потребления.

Да и потом, такие отношения изначально обречены — из-за различной системы ценностей. Кроме того, богатство вообще развращает. Оно и мужиков-то портит я не знал ни одного человека, которого бы не испортили деньги и даже не слыхивал о таковыхженщин же, при их онтологической заземлённости — и подавно. А зачем мне испорченная и развращённая? Как ни странно, к этому же пункту отнёс бы я женщину, с доходами примерно равными моим, но которая имеет машину не забывайте, что все пункты — мои, и я вам фиг их отдам.

Свобода передвижения вообще придаёт уверенности в себе; в женщине же она порождает очевидную самоуверенность: Нетрудно видеть, что в действительности у русской автовладелицы повышается именно само-уверенность, а самооценка становится явно завышенной. Это настолько очевидно, что от вида женщины за рулём, от её специфической посадки и картинно выставленной руки как правило, с телефоном или сигаретой почему-то меня тошнит. Как и от типично-женского высокомерного взгляда, который бросает она как на пешеходов, так и на владелиц менее дорогих авто.

Воля ваша, а это бабское высокомерие, ежедневно и ежечасно возгреваемое, не может не наложить своего отпечатка на хрупкую женскую душу.

Богатство вообще развращает; наличие же любого авто автоматически возносит его владельца над пешеходами. Женская натура консервативна, и к таким изобретениям, как автомобиль она должна привыкать длительное время это ещё более касается Интернета. Вы уже догадались, что существует некоторая корреляция между характером женщины и маркою её автомобиля.

В общем, мне лень продолжать это рассуждение, дальше вы справитесь и без меня Между прочим, всё изложенное справедливо для мужчин в куда меньшей степени, так как для большинства из нас автомобиль — скорее, спортивный снаряд, а вождение его — один из способов самореализации.

Уже можете идти и ругаться в комментариях. Но впоследствии хороший 4-х тактный скутер оказался предпочтительнее. Ну до чего же преуморительно она пищит, когда скорость подходит к Позвонившая — из малообеспеченной семьи. Мама — санитарка, папа — школьный учитель в Подмосковье. Старший брат — инвалид. Живут на рублей в месяц. Из них покупают лекарства тяжело больной бабушке, платят за музыкальную школу младшей сестры Причём вся эта нищета обрушилась на наших героев не за последние 5 — 10 лет, но они всегда так жили.

Дело в том, что в случае значительных расхождений между мужчиной и женщиной — это касается чего угодно: И он почти наверняка приведёт к постепенному их разрушению — хотя исключения из этого закона, безусловно, иногда встречаются. Нищета точно так же развращает, как и богатство — но только с обратным знаком.

Возникают всякие заморочки, комплексы. Он собаку на этом съел. Но, видимо, ваш Кот не был умным мужиком. Да, я познакомился с очень хорошей девушкой. Она была молода и настолько красива, что когда мы входили в вагон метро, то у всех моих сверстников дружно отвисали челюсти и становились круглыми от зависти.

Ещё она была неглупа, неплохо образована, немеркантильна, а самое главное — ей был очень симпатичен тот тип мужчин, к которому принадлежит автор. О том, насколько она была разборчива в мужчинах красноречиво свидетельствовала её косметика вернее, почти полное её отсутствие. Она еле сводила концы с концами месяцами питалась макаронами с кетчупоми это потому, что по своей гордости не желала принимать подношения от мужчин, которые ей не нравились.

Ваш автор так давно мечтал о романе, что выложился полностью. Ведь это блаженство — подарить ей какой-нибудь финский крем французские были мне тогда не по карману и видеть, как у неё начинают сиять глаза — для неё это целое состояние. Да, у нас был великолепный роман; я устроил нам обоим праздник на полную катушку — море цветов, подарки, общение, приключения. Моя матушка, болезненно переживавшая неудачный брак и тотально-экзистенциальное одиночество сына, полюбила её всею душой, и это было взаимно.

Но только вот месяцев через 5 отношения очень грустно закончились, и именно в силу этого пункта вернее, некоторых из его последствий. Поэтому и вставил я его. Если вы лелеете надежду, что роман ваш перерастёт в нечто большее, то имейте всё это в виду.

Вы навсегда останетесь для неё не только и не столько любимым человеком, но, скорее, постоянным напоминанием о былом убожестве. Натурально, ей захочется самоутвердиться, то есть либо унизить вас, либо начать всё заново, причём с тем, кто воспринимает её такой, какая она есть сейчас — и ещё не известно, что хуже.

Book: Любовь, которая вас разоряет

Девушки из бедных семей, мечтающие о принцах, даже не предполагают, что может ожидать их в дальнейшем — вот этот крен в сторону самоутверждения, мелочное и недальновидное бабство. И это так потому, что иные девушки живут сегодняшним днём, да своими мечтаниями. Собственно, всё это нормально, ибо мечтательность и придаёт юным девам настоящий шарм. Проблема лишь в том, что мечтают не о любви как таковой разумею здесь внутреннюю сторону отношенийно о принце то есть в первую очередь о красивом антураже.

Сказка — она и есть сказка. Юнгианские архетипы, и всё. А вообще логика здесь такова: Натурально, на обычных мужиков будет она смотреть свысока.

В этом случае со временем она рискует превратиться в дерьмо если сразу не попадёт в хорошие и умелые руки, которые избавят её от этой дури. Лично для меня второй тип предпочтительнее. А не пробовали вы разложить эту сказку по Фрейду? Повествование получится на удивление пространным, особенно диагноз главной героини неполная семья, проблемы с идентификацией в инфантильный период, и.

Три сестры там чёрт знает что символизируют. Помните трёх братьев у Достоевского? Каковы были их отношения в дальнейшем?

Душевная травма от ранней потери матери, отсутствие объекта для выстраивания идентификации, постоянные унижения со стороны мачехи и сводных сестёр не могли пройти бесследно для нашей героини. Вот и ещё, чуть не забыл: Отсюда — смутное желание отцу отомстить, которое в силу невозможности.

Вся эта агрессия, натурально, будет искать своего выхода. А путь для канализации её у Золушки, как и у большинства других женщин, только один — муж. Отсюда, как минимум, эпизодические вспышки её беспричинного гнева а если она, как сильная личность, сумеет их подавить, то — неврозы, психозы, навязчивые состояния и прочая муть. Реакцию молодого короля на эти вспышки также нетрудно предугадать: Ты же мне всем обязана.

А отсюда — новый виток семейных конфликтов. Героиню всё равно травмировало бы неприятное ощущение как собственной зависимости, так и презрительно-пренебрежительного отношения придворных. Не говоря уже об общей необразованности и неотёсанности. Нетрудно заметить, что в этом случае Золушка вся ушла бы либо в воспитание детей и сразу же обабилась чем вызвала бы законное недовольство принца и последующее появление у него хорошенькой свежей фавориткилибо ещё пуще стала бы предаваться светским увеселениям, изменяя мужу с молодыми стройными кавалергардами — для, так сказать, восстановления равновесия.

Натурально, рано или поздно всё бы это всплыло. Любовь возвышает в исключительно редких случаях; замужество за принцем — не из. Но факт остаётся фактом: А впрочем, при чём тут сказка? Сознание поколений женщин всего лишь подобрало подходящий сюжет под свои изначальные устремления — получить сразу и всё, ничем за это не заплатив.

Заметьте, не за гувернантов, садовников, королевских гвардейцев, генералов, министров, казначеев. Не идут в любовницы к королю, например. То место уже занято придворными фрейлинами. Во-первых, денежки у него папины. Ходить на работу ему не к лицу. А за супружеской верностью присмотрят папарацци. Что остаётся бедному мальчику? Только представительские функции на всяческих балах и презентациях.

Но так не бывает.

За всё нужно платить. Внешней красоты ещё недостаточно, чтобы претендовать на место принцессы. Как насчёт голубой крови, внутреннего аристократизма и сознания того, что за каждым твоим шагом следят десятки поколений благородных предков, перед которыми не хочется краснеть? Для тех, кто заинтересовался этой темой, предлагаю ознакомиться с интересными рассуждениями Елены Черниковой http: С одной стороны, мужчины по-прежнему на вторых ролях. Точно как и в советском кино: Принцу достаточно было лишь поучаствовать в бальных мероприятиях, а вот потенциальной принцессе надо и очиститься, и путь пройти, и ведьму иметь в крестных.

С другой стороны, историческая, фольклорная золушка всех народов на самом деле изначально имеет право на престол. В оригинале судьба-злодейка отбрасывает ее на некоторое время с дороги по семейным обстоятельствам, а она возвращается в исходное положение благодаря смекалке и другим качествам.

Но — возвращается в свое законное положение! А вовсе не по рабскому труду получает орден. Андерсена, почему-то не слишком распространён среди мужчин. Ну да у нас всё ещё впереди. Вообще-то нужно обеспечить роману возможность плавно перетечь в полноценную семейную жизнь, и если люди друг другу подходят, то это, как правило, случается.

Противоположный же исход почему-то оказывается довольно болезненным. И к тому времени я сполна познал это на собственной шкуре. Она руководящий работник или бизнес-вумен пусть даже и не с высокими доходами. Плохо то, что такие обычно переносят командный тип отношений на нашу собственную персону.

Не могут не перенести. Женщины существа необыкновенно цельные. Да вы и без меня это знаете. Эти последние привыкли всё переводить на деньги. Кроме того, в бухгалтеры чаще всего идут дамочки нежелательных для меня знаков гороскопа — Девы, Козероги, и это, кстати, не случайно. Воистину это была гремучая смесь. Например, подарки, которые были преподнёсены ей и прелестной летней её дочери на Новый Год, она ухитрилась передарить своим друзьям из Питера — и я до сих пор не могу понять, какой именно черте её характера следует приписать этот изысканный финт: Возможно, Козероги вообще имеют какое-то странное, вывороченное сознание, но положительно утверждать это не берусь, так как опыта было недостаточно.